Дюковский сад: глава «Старой Одессы»

22.12.2015 13:51
3 047

Вчера одесский исполком выложил в открытый доступ проект решения о проведении открытого конкурса на лучший вариант благоустройства Дюковского парка.

Членами жюри назначены главы департаментов строительства и архитектуры, культуры и туризма, охраны культурного наследия. Приглашены к участию в обсуждении проектов одесские архитекторы: Владимир Глазырин (автор гостиницы на мор.вокзале и современного вида вокзала в целом); Василий Мироненко (памятник морякам-подводникам у входа в парк Победы, памятник Маринеско на одноимённом спуске); В. Ф. Голод (Музей партизанской славы; памятник Ленину в Ильичёвске); Валерий Уренев (директор архитектурно-художественно института в ОГАСА); Владимир Яровой (в интернете известен как автор нереализованных планов застройки острова Змеиный и возведения «Диснейленда» на Слободке); Людмила Дмитривская (автор проекта «Молдованка-2»).

Конкурс считается открытым с момента опубликования решения и продолжится до 30 мая 2016 года. Принять участие в конкурсе могут профессиональные архитекторы, дизайнеры, студенты профильных вузов, проектные организации, авторские коллективы архитекторов, дизайнеров и инженеров.

Участники должны предоставить письменную заявку без оплаты регистрационных взносов (понедельник, вторник, четверг с 10:00 до 13:00, справки по телефонам:  048-723-02-53, 723-04-46). Также они получат конкурсную документацию с условиями, программой, исходными данными и исторической справкой.

В конкурсном проекте необходимо раскрыть архитектурную идею благоустройства и прикрепить следующие материалы:

  • ситуационный план в масштабе 1:2000;
  • опорный план;
  • генеральный план с элементами благоустройства;
  • планы, фасады, разрезы построек, профили элементов благоустройства;
  • малые архитектурные формы;
  • записку с пояснением идеи, принятых архитектурных, конструктивных и инженерных решений, предложения по использованию материалов. Описать привлекательность решений для потенциальных инвесторов и предоставить технико-экономические показатели, включая ориентировочную стоимость проекта.

При рассмотрении заявок члены жюри не будут знать имён авторов. Победителя определят до 10:00 3 июня 2016 года. Первые три места получат премии в размере 80, 50 и 20 тысяч гривен, ещё 50 000 гривен будут распределены между другими участниками в качестве поощрительных призов.

 


 

Чтобы вам было, от чего отталкиваться при составлении проекта благоустройства, мы решили опубликовать одну главу из книги внучатого племянника основателя города Александра де-Рибаса «Старая Одесса. Исторические очерки и воспоминания» 1913 года. В книге описана история города от момента захвата Хаджибея.

Screenshot_7

Мы полностью сохранили авторский текст, избавив его только от буквы Ѣ.

Дача герцога Ришелье — Дюковский сад

На месте, где сейчас запущенный, изрытый каменоломнями и почти лишённый растительности Дюковский «сад», красовалась когда-то, до пятидесяти годов прошлого столетия, роскошная, цветущая дача герцога де-Ришелье.

На месте, где второй основатель Одессы личным попечением и трудом своих рук развёл растительность и устроил дачу, был отлогий обрыв, из которого била ключом холодная, родниковая вода.

Когда солдаты Иосифа де-Рибаса, после трудных ночных переходов, подобрались к местности нынешней Одессы к вечеру 13-го сентября 1789, они расположились на отдых здесь, у этого обрыва, служившего им прикрытием, и пока де-Рибас со своими товарищами обсуждал план нападения рассветом на Хаджибей, солдаты его спали богатырским сном, утолив свою жажду родниковою водою.

Настал рассвет — грянули пушки — и достопамятный штурм Хаджибея завершился полным торжеством русского оружия.

Герцог де-Ришелье облюбовал это историческое место. Весь обрыв, которым заканчивалось плато Одессы в сторону Тираспольской заставы, представлял собою живописную, защищённую от ветров, местность, пригодную для засаживания деревьями. Под обрывом располагалась долина со слегка солончаковою почвою, а за нею на расстоянии версты поднималось новое плато.

Герцог порешил превратить всю эту местность в цветущий сад. И в несколько лет неустанного труда, оживлённого неиссякаемой любовью, он достиг своей цели.

Его друзья и помощники по устроению Одессы избрали себе четыре участка этой местности, предоставив герцогу тот, на котором бил фонтан.

Первыми дачниками, соседними с Дюковским садом, были: англичанин, комендант г. Одессы Кобле (портрет которого, кисти художника Рейхельта, находится в городском музее изящных искусств), грек Спориди, поляк граф К. Потоцкий, привлечённый в Одессу майором Феликсом де-Рибасом для установления торговой связи между Одессою и Австриею через Подолию, и русский — граф Разумовский, личный друг герцога.

Все занялись устроительством своих дач и насаждением в них растительности. Водою пользовались из прудов, названных впоследствии городскими ставками.

Но никто не мог сравниться с герцогом в увлечённости садоразведением. Ришелье смотрел на вверенную его попечению едва родившуюся Одессу, как на растущее дерево, требующее личного, любовного ухода — и символом её роста считал всякую появлявшуюся на её каменья растительность. Известно, сколько забот он положил на то, чтобы на всех улицах Одессы, перед каждым домом, были посажены деревья. Известно, что он сам, собственными руками, поливал водою те деревья в Одессе, которые, вследствие незаботливости домовладельцев, начинали чахнуть. Известно, что когда Феликс де-Рибас преподнёс герцогу в 1806 году «для удовольствия жителей» свой сад, ныне городской «Дерибасовский», то Ришелье стал проводить в нём чуть ли не все дни лета, лично заботясь о посадке выписанных из-за границы и из Умани деревьев, дабы увеличить ту тень, в которой так нуждались прежние одесситы.

С такою же любовью отдался Ришелье устройству своей собственной дачи.

Она была расположена на пространстве в 15 ½ десятин и обращена лицом, по склону обрыва, к Тираспольской заставе. Ришелье полагал, что город будет впоследствии распространяться не вдоль морского берега, в сторону большой дороги, в Новороссийские степи.

Благодаря родниковой воде, здесь можно было привить самые прихотливые растения. Герцог засадил свою дачу акациями, тополями, берестом, ясенью и уксусным деревом (аилантом или по простому чумаком), кустами бузины и сирени и целым рядом фруктовых деревьев, из которых прочнее всего привились в Одессе абрикосы и вишни.

Дача герцога была окружена вся каменною оградою, и у входа её красовались причудливые, стрельчатой архитектуры, колонны. Подъезжая к её воротам, можно было видеть расположенными по склону горы, среди кущей зелени и под прикрытием высоких тополей, множество затейливых построек: павильон в виде ротонды, здание в виде греческого храма, несколько беседок и на самой вершине дачи с левой стороны небольшой, но изящной постройки домик самого Ришелье. Всё это освежалось искусственным прудом и фонтаном.

Это была не дача — а феерически созданный в Одессе цветущий уголок Версаля. О том, как любил Ришелье свою дачу, в которой он отдыхал после трудных летних работ в городе, можно судить по многим его письмам к своему адъютанту и родственнику, молодому Луи де-Рошешуару. Уезжая из Одессы по делам службы в Крым или на Кубань, герцог продолжал свои заботы о саде и давал Рошешуару наставления даже относительно того, как сажать и поливать деревья. Озабочивали его большие гидравлические работы, предпринятые им в саду для регулирования течения ручья и стока воды. Проложены были гончарные трубы. Били в саду высокие фонтаны.

Земля для улучшения почвы сада привозилась из Умани и Тульчина.

Некоторые любимые герцогом цветы выписывались им из своего родового имения во Франции. В одном из писем к своей тёще Ришелье просил её прислать ему в Одессу любимые его цветы «pour le jardin que je crée ici» (для сада, который я здесь создаю).

Почти во всех своих письмах герцог мечтает об отдыхе в своём уютном уголке.

Любопытно вспомнить о письме герцога, написанном им по поводу своего сада в 1810 году (20-го сентября) тому же Рошешуару: «Все прогалины в роще должны быть засажены кустарниками. Делайте ямки поглубже и берите побольше хорошей земли, особенно в солонцовых местах. Побольше бузины и этих прелестных кустарников с красными цветами! Устройте питомник из абрикосов. Посадите все ореховые деревья, как заготовленные мною, так и те, которые удастся вам добыть. Но, прежде всего, удобрите хорошенько землю».

Пронёсся однажды над Одессою ураган и произвёл опустошения на даче Ришелье. Герцог был тогда в отсутствии из Одессы и, узнав о причинённом в его саду бедствии, пришёл в такое отчаяние, как будто у него было оторвано нечто ему родное. В письме к Рошешуару он горестно восклицает: «Неужели столько забот, столько трудов, неужели всё то, что составляло моё удовольствие, погибло!! Уверяю вас, я не мог спать эту ночь. Попытайтесь исправить, что возможно. Посоветуйтесь с графом Разумовским».

К счастью герцога, последствия урагана оказались не так велики, и дача его вскоре расцвела по прежнему.

Но, кроме сада, у подножия дачи, ближе к долине были разведены ещё огороды, которые дали такие блестящие результаты, что, как сообщает Рошешуар, за столом герцога все иностранные овощи были заменены продуктами его собственной культуры.

Ришелье не только сам разводил растительность в Одессе, но, как я уже говорил, поощрял и всех жителей города к посадке деревьев. Когда деревья подросли, жители считали себя обязанными присылать герцогу свои первые цветы и фрукты.

Рассказывается такой анекдот: однажды какой-то местный обыватель поднёс герцогу целую корзину плодов в подарок. Ришелье взял один фрукт и возвратил остальные. «Мне жаль, сказал он потом свои друзьям, что я лишился фруктов и, может быть, обидел дарителя: но я не мог поступить иначе. Этот человек принёс бы мне завтра индюка».

Дача Ришелье перешла в ведение города от адъютанта герцога — И. А. Стемпковскаго.

Когда Ришелье, по восстановлении во Франции Бурбонов, был призван в венский конгресс своим законным королём Людовиком XVIII, он уехал с печалью из Одессы, рассчитывая вернуться в неё в скорости.

Известны трогательные проводы, устроенные одесситами своему обожаемому градоправителю. Его сопровождали чуть-ли не все граждане Одессы далеко за городскую заставу и на прощанье целовали ему руки.

Всё своё городское имущество герцог раздарил своим друзьям. Кроме жалованья, как градоначальник, Ришелье пользовался ещё арендою с именья в Витебской губернии, подаренного ему Императором Александром I. Аренду эту герцог предоставил созданному им в Одессе «Благородному институту», переименованному впоследствии, по инициативе графа Ланжерона, в Ришельевский лицей.

А любимую свою дачу Ришелье подарил своему личному адъютанту И. А. Стемпковскому, племяннику генерала Кобле.

Стемпковский, известный впоследствии сотрудник графа Воронцова и учёный археолог, будучи назначен градоначальником в Керчь, в свою очередь подарил дачу Ришелье городу, точно обозначив в дарственной записи непременное желание, чтобы на даче был сохранён в неприкосновенности и содержим в исправности домик герцога.

Но исполнена-ли городом воля дарителя?

Рассказать

Читайте также