Публичные туалеты как среда для нетерпимости

01.06.2016 21:17
Александр Лоскутов
1 023

Сара Фростенсон и Заккари Крокетт из VOX попытались разобраться, как общественный туалет веками был инструментом для дискриминации и ксенофобии.

black-violence

Сэмуэл Янг и бензозаправка, где развернулись трагические события.

Янг стал типичной жертвой расовой нетерпимости. Но помимо этого он стал жертвой страха, в частности, страха разделения пространства с неким Чужим.

Но откуда происходит этот страх и существует ли он до сих пор?

Корни страха совместного использования уборной с теми, кто отличается от нас, простираются на 150 лет назад. Страх послужил почвой для половой и расовой дискриминации, а ныне он продолжает жить, выбрав себе новую цель — трансгендерных людей.

Как страх разделил уборную на «М» и «Ж»

До XIX века в Америке уборные комнаты не разделялись по половому признаку. До прихода индустриализации и рождения гендерных идеологий большинство мужчин и женщин, работая вне дома, без предрассудков делили отхожее место.

Но начиная с 1800 годов технологические и культурные изменения заставили человечество пересмотреть такую обычную процедуру, как поход в туалет.

С приходом индустриальной революции росло число мужчин, работающих на фабриках. В следствие этого возникла идеология «разделения обязанностей» — мужчинам общественные места, женщинам — частные.

Это идеология упиралась на биологический детерминизм, что женщины являются слабыми как физически, так и психологически: более подвержены приступам истерии и не в состоянии контролировать функции собственного тела. Ядро этих идей — убеждённость мужчин в хрупкости женской натуры, за что женщин не раз пристыжали.

"Indecency" (Isaac Cruikshank, 1799)

«Непристойность». Художник: Исаак Крукшенк, 1899 г.

В 1820-х годах текстильные фабрики повсеместно стали нанимать женщин, где им приходилось работать в непосредственной близости с мужчинами. Эти перемены на заре Викторианской эры вынудили представителей закона и мужской рабочей силы проявить озабоченность в вопросах личного пространства и благопристойности. Упираясь на тогдашнее развитие канализационного оборудования, они и придумали то устройство общественных уборных, которое мы знаем сейчас.

Заводской туалет стал локусом, который вызвал серьёзное беспокойство в обществе, — пишет в своей книге Toilet: Public Restrooms and the Politics of Sharing (Туалет: Общественные уборные и политика разделения) Тэрри Коган, — тогда-то и решили создать отдельную уборную для женщин».

Как общественные уборные получили место в законодательстве

Растущее число женщин, работающих на фабриках, лишь усиливало опасения об отличии женской природы. В связи с этим законодатели поручили создать на каждой фабрике отдельные помещения для женщин, в том числе и уборные.

Сразу после этого быстро приняли законы, регулирующие число женских уборных на промышленных предприятиях. В 1887 году Массачусетс стал первым штатом, который узаконил разделение общественных уборных по половому признаку:

transgender-bathroom

Раздел 2 из Закона «Об обеспечении безопасности и надлежащих санитарных условий в фабриках и мастерских»

К 1920 году более 40 штатов имели в своей законодательной базе аналогичные разделы о дифференциации общественных уборных по сексуальному признаку и вписали их в соответствующие строительные нормы.

Эти стандарты и правила сосредотачивались на таких вещах, как количество помещений для уборных, построенных на каждом этаже, в зависимости от пола, и были полностью воздвигнуты на столпе викторианской морали, без всяких архитектурных принципов или обоснованного городского планирования.

И хотя в некотором смысле устав предполагал нейтральный статус, когда ванные комнаты разделены по половому признаку, но на самом деле это воспринималось в духе защиты женщин на фабриках, — утверждает Коган, — совершенно очевидно, что цели, которые преследовал устав, нельзя назвать гендерно нейтральными.

В результате не существует социального пространства, вызывающего такую тревогу и чувство неловкости, как общественный туалет. В отличии от торгового центра или продуктового магазина, это место, где особенно сильно ощущается вторжение посторонних в личное пространство.

Сам акт похода в общественные уборные содержит в себе, как правило, стыд за собственное тело, — утверждает профессор гендерных исследований в университете Йорка Шейла Каванах. — Наши страхи относительно пола или сексуальности проецируются на пространство уборной. Поэтому история пользования уборной идёт рука об руку с предубеждениями против людей.

Многие годы этот страх взращивал почву для расизма, гомофобии и недавно появившейся трансофобии.

Общественные уборные как пространство социального неравенства

Убийца Сэмюэла Янга утверждал, что мотивом для преступления послужило желание молодого борца за гражданские права воспользоваться женской уборной. В конечном итоге работника бензозаправки при содействии белых присяжных оправдали по всем статьям.

Янг, как и большинство афроамериканцев в эпоху борьбы за гражданские права, стал жертвой сегрегации, которой некоторое время назад подверглись женщины. И опять же причина коренится в страхе.

Segregated restrooms in 1960 (Getty Images)

Разделённые общественные туалеты: для женщин, для мужчин, для «цветных». 1960 г.

Существовало распространённое убеждение, что чернокожие мужчины являются... гиперсексуальными хищниками, испытывающими особое влечение к белым женщинам, — утверждает преподаватель кафедры гендерных исследований и сексуальности Пристонского университета Джиллиан Франк. — Белые мужчины опасались заинтересованности женщин в таких связях и принимали соответствующие меры, чтобы ограничить возможные межрасовые отношения.

В то же время многие белые женщины испытывали страх от самой мысли совместного посещения общественной уборной с чёрной женщиной. Природа этих опасений крылась в убеждённости, что чёрные являются рассадниками венерических заболеваний.

clipping from a police raid on gay men in the 1980s
Полицейский рейд по общественным уборным с целью ареста геев.
The Washington Post, April 22, 1988

После Второй мировой войны страх перекинулся на гомосексуалов.

«Миф хищника» усилиями белых людей распространился и на геев. В особом почёте были страшилки, что гомосексуалы используют общественные уборные для домогательств к мужчинам и растления малолетних. Поскольку публичные туалеты были привычным местом для знакомства одного гея с другим, на протяжении 1950-х годов государство выпускало своеобразные антигомосексуальные памфлеты и фильмы («Осторожно, мальчики»), которые часто изображали представителей сексуальных меньшинств психически больными. Отсюда возникла истерия, что общественные туалеты — небезопасное место для детей.

Что иронично, эти опасения усугубили внесение поправок о равных правах (ERA) в 1970-е годы.

Equal Rights Amendment (ERA) — поправка к Конституции США, согласно которой женщины наделяются правами, равными с мужчинами. Поправка прошла через Конгресс США (1972), но не стала законом, т. к. не получила своевременного одобрения необходимым числом штатов.

Противники ERA называли геев и лесбиянок хищниками, — говорит Франк, — которые из-за того, что не могут размножаться, всяческим образом пытаются завербовать людей в свой строй.

 Zachary Crockett / Vox

Совсем недавно мы могли наблюдать возрождение этого страха, направленного теперь на категорию трансгендерных людей. 11 штатов подали в суд на федеральное правительство из-за закона, который требует предоставить возможность студентам-трансгендерам использовать общественный туалет, соответствующий их гендерной идентичности.

Эти протесты также являются порождением страха. Джефф Ландри, генеральный прокурор в штате Луизиана (одном из 11 штатов, которые подали в суд на федеральное правительство), заявил, что такое постановление «подвергает опасности наших детей».

Эксперты, которые изучают гендерную политику, полагают, что эта борьба кроется в простом желании сохранить власть у нынешних политиков.

Страх и тревоги — инструменты стратегического управления и регулирования массами. Они не возникают случайно, — утверждает Франк, — страх служит поводом для укрепления уже существующих социальных институтов и контроля над ними.

В этом и кроется суть проблемы. Эти страхи не только не обоснованы, они отсталые сами по себе. Настоящие жертвы этих страхов — чернокожие, геи и трансгендеры.

Общественная уборная как место насилия над теми, кто отличается от нас

Борьба трансгендерных людей за право использования общественных уборных постоянно натыкается на серьёзное противодействие. Логика протестующих основана на опасениях, что доступ к общественной уборной по выбору предоставит площадку для домогательств и насилия.

Но реальность такова, что жертвами чужой агрессии обычно становятся трансгендеры, которые ежедневно ощущают на себе ксенофобские выпады.

Исследование 2013 года показало, что около 77 % трансгендеров стали жертвами насилия как физического, так и словесного толку, пытаясь воспользоваться общественной уборной. 18 % ответчикам вообще было отказано в посещении уборных вне зависимости от пола.

123final.0

Zachary Crockett / Vox

Забавно, что люди, которые поддерживают антитрансзаконопроект, как, например, губернатор Северной Каролины, ни разу не подвергались домогательствам трансгендера в уборной, — утверждает Чез Стрэнджио, юрист американского союза гражданских свобод, — нет никаких прецедентов (в юридической истории), где ответчиком выступал трансгендер, обвиняемый в домогательстве.

В небольшом университете искусств Купер Юнион в Нью-Йорке руководство убрало любые гендерные идентификационные знаки из туалетов в кампусе и разрешило ими пользоваться кому угодно. Причём инициатором таких действий выступили сами студенты, которые устроили месячную забастовку. С того времени не было ни одного сообщения о домогательстве со стороны трангендера.

Руководитель коалиции ЛГБТ в Купере Асанта Милс утверждает следующее:

Я не вижу никакой проблемы. Это всего лишь уборная. Ты входишь в неё, делаешь своё дело и уходишь.

Оригинальная статья.

Рассказать

Читайте также