Первый в Одессе марш в защиту прав детей

16.04.2018 12:30
365

В центре Одессы шли женщины с заклееным скотчем ртом, за собой они тащили на привязи игрушки, которых били и пинали ногами. Таким был первый в Одессе марш в защиту прав детей. В нем приняли участие активисты, а также сотрудники ювенальной юстиции, рассказывает активистка Наталья Наумова. «Малыш, я рядом» — это марш в память о погибших от насилия и родительского произвола детях.

Морально трудно шагать и понимать, что именно в этот момент где-то ребёнок подвергается жестокости. Осознавать, что этого мало. Что всех не спасти. Что есть те, кто даже сам не понимает, что они пособники. Участники. Преступники. И есть маленькие сердечки, которые болят. Каждый день, всю свою недолгую жизнь», — делится впечатлениями Наталья Наумова.

В конце марша участники зажгли свечи на набережной Ланжерона.

 Свечей по списку реально погибших детей было раз в пять больше тех, кто готов был зажечь эту самую свечу. Ужасно не то, что было мало участников, а то, что слишком много погибших детей», — подчеркивает Наталья. — Дети такие же люди, как все. «Детей иногда можно бить» звучит также, как «иногда можно бить украинца, француза, еврея, африканца». Почему-то мы боремся активно за толерантность расовую, национальную, за гендерное равенство, за права взрослых людей. Забывая, что есть такие же люди, которых никто не слышит и не замечает, умышленно. Обратите на них внимание, их жизнь не менее страшная, чем их смерть».

Процессия оказалась немноголюдной, однако организаторы обещают продолжать призывать внимание общественности к насилию над детьми.

 

Идея с мягкими игрушками. Моя. Игрушка — символ детства, ребёнка. И мы тащили игрушки за собой, дёргали, наступали на них ногами, били их об стены, а потом повешали на фонарь. Это именно то, что делают с детьми, — говорит активистка Наталья Наумова. — И эта трансформация — из чистой, привлекательной игрушки в грязное нечто, в мусор — показатель того, что происходит с ребёнком, жертвой насилия. Только игрушку можно постирать, а душу ребёнка уже нет. Он либо становится таким же насильником, либо живёт с этими пятнами и болью всю оставшуюся жизнь».

 

Источник: Культурометр Одессы

Рассказать

Читайте также