Игорь Васильковский: «Чтобы чего-то достичь в жизни, нужно много трудиться и верить в себя»

19.05.2017 14:31
13 741

Создавать что-то новое всегда сложно и страшно, особенно в такой нестабильной обстановке, какая наблюдается сегодня в Украине. И все же находятся смельчаки, которые вопреки всем страхам, сложностям и предубеждениям берутся воплощать свои мечты в жизнь, тем самым доказывая, что нет ничего невозможного. Конечно, при условии, что ты веришь в себя и готов трудиться 24 часа в сутки. Игорь Васильковский, создатель краудфандинговой платформы NA-STARTE, – именно такой человек.

Наш разговор – о том, с какими сложностями пришлось столкнуться на пути к мечте, как украинцы воспринимают идею краудфандинга и в чем заключается секрет жизненного успеха.

–  Говорят, все мы родом из детства. Какую жизненную основу создала для вас ваша семья, родители? В чем они – пример для вас, а что надо было оставить в прошлом, какие обстоятельства в своей жизни непременно поменять? 

– Семья на 85% сформировала меня как личность. Все, что я знаю и понимаю о жизни, идет из семьи. Пожалуй, самое главное, что вложили в меня родители, – это всегда держать свое слово. Мой отец был очень строг в данном вопросе, и если я нарушал данное обещание, то мне изрядно попадало за это. То есть, если я сказал, что вернусь домой в девять, значит,  должен был быть ровно в девять. Пришел в пять минут десятого – неделю сижу дома наказанный. Мне это очень хорошо запомнилось. Вообще из-за того, что я был очень активным ребенком и мог попасть в любую «историю», меня лет до 15 держали в ежовых рукавицах. Мама, конечно, иногда давала поблажки, а папа – нет, и сейчас я ему за это очень благодарен.

–  Поступив в вуз, вы параллельно с учебой старались зарабатывать. Что вас заставляло совмещать учебу и работу? Хотели побыстрее стать самостоятельным или приобрести навыки? И чем занимались в студенческие годы?

– Я закончил Национальную академию государственной налоговой службы Украины в городе Ирпень Киевской области, и меня распределили в Одессу, в Овидиопольский район, где я проработал почти год. Оттуда я перевелся в Управление крупных налогоплательщиков города Одессы и поработал еще примерно год, пока не понял, что это – не мое.

Начал искать себя, пытался понять, чем хочу заниматься. Тогда руководствовался в первую очередь финансовыми аспектами, просто стремился заработать, и меня мало интересовало, лежит ли моя душа к данному делу. Нравится или не нравится – это было для меня второстепенным. Даже шины с товарищем продавал, не крупными партиями, конечно, но «на покушать» мы себе зарабатывали…

Когда после окончания учебы я вернулся из Киева домой, отец звал меня работать в семейный бизнес. Но, как известно, молодому возрасту присущи юношеский максимализм и амбиции, и я отказался: мол, хочу сам чего-то добиться, не буду бумажки перекладывать с место на место. Я сказал отцу, что приду к нему работать тогда, когда пойму, что действительно могу быть чем-то полезен, а не просто как его сын буду получать у него зарплату и сидеть в кабинете с умным лицом. Поэтому только в 28 лет я начал работать вместе с отцом и участвовать в семейных направлениях бизнеса. Однако при этом отдельно занимался своими личными проектами.

 

– Три ваших высших образования – это страсть к обучению и самосовершенствованию или необходимое условия для продвижения своего дела? 

– Получение трех высших образований – это, скорее, результат моих личных амбиций. Второе высшее образование решил получить, можно сказать, с подачи друзей: они подсказали, что после окончания вуза в Ирпене я могу, не сдавая такие же экзамены, поступить в Одесскую юридическую  академию. Я решил, что идея хорошая, и подал  документы на заочное обучение. Предметы в обоих вузах были очень похожи, экзамены – практически одни и те же, так что учиться мне было легко. А вот поступление в Херсонский экономический университет на специальность «внешнеэкономические отношения», – это уже была необходимость. Тогда как раз сфера моего бизнеса была связана с экономикой, что заставило меня сначала пойти на профильные курсы, а затем получить соответствующее высшее образование… Сегодня я понимаю, что многое из того, что нам давали в вузах,  нельзя назвать полезной для дела информацией, но все-таки кое-какие нужные вещи отложились в голове.

– Как у вас родилась идея создания платформы NA-STARTE?

– Сама идея, представьте себе, пришла мне в голову, когда мне было лет 14. У нас на Даче Ковалевского был дом, где я в детстве проводил лето. Это были 1998-1999 годы, время появления первых компьютеров в нашей стране. Тогда в номере журнала «Космополитен» был прикреплен диск с программой, используя которую вы могли подбирать различные прически к своему лицу. Кажется, никто кроме меня этого уже не помнит. И вот я был единственным на даче, у кого дома был компьютер, поэтому соседские ребята, очень разные   и по возрасту, и по интересам, все собирались у меня: надо же было как-то развлекаться. Понятно, что мы активно общались. И вот однажды вечером, сидя возле костра, я подумал: «Вот было бы здорово придумать такую штуку, чтобы разные люди приходили ко мне со своими идеями!». Понятно, что тогда у меня не было понимания, каким должен быть этот процесс и как это осуществить.

А четыре года назад я познакомился с американской платформой Kickstarter, и меня озарило:  вот оно! Это был алгоритм, который крутился в моей голове еще с детства, но я не мог его сформировать в логическую идею. Kickstarter дал понимание, как это сделать: имея интересную идею, но не имея денег, найти свою аудиторию и финансирование. Эта тема мне была очень близка, ведь я тоже в своей жизни сталкивался с ситуацией, когда у тебя есть идеи, но нет денег на их реализацию, а чтобы найти инвестора или партнера, которые захотят профинансировать твой проект, нужны связи.

Платформа NA-STARTE – это уникальная вещь, которая позволяет вам никого ни о чем не просить, а просто предложить свою идею, качественно ее презентовать и получить средства на воплощение. Кроме того, – это инструмент, который обучает тому, что сегодня людям нужно предлагать качественный продукт, иначе ты не сможешь его продать.

–  Вашему проекту пошел третий год. Наверняка, и у вас были сомнения в его успехе. С чего же все начиналось и что заставило поверить в эффективность идеи платформы NA-STARTE?

– Сомнения, безусловно, были, да еще какие! Когда мы подсчитали, сколько нужно денег, чтобы запустить платформу, у меня руки опустились. Но мне очень этого хотелось! К тому же я человек идейный: если верю во что-то, то все равно иду к цели, несмотря на все трудности. Я верил в платформу безумно, хотя надо мной все смеялись, а друзья чуть ли не называли сумасшедшим. Ведь я запускал проект в 2014 году, когда как раз началась война на востоке страны. Мне говорили: «Какое народное финансирование, нужно вещи собирать, потому что в любой момент здесь могут начаться боевые действия».

Да, мне никто не верил, ни один человек. Ни инвесторы, ни партнеры – никто не хотел вкладывать средства, а ведь содержание платформы и поддержание ее работы стоит немалых денег. Но я верил в свою идею, хотя, наверное, за это время мы с директором NA-STARTE Игорем Базарским раз восемь закрывали проект. Я приходил утром, спрашивал «Как дела?»,  он рассказывал, что к чему, пытаясь меня порадовать, а я, понимая, что все плохо, говорил:  «Все, закрывай!». Потом решали: давай, еще месяца три поработаем. И так с огромными трудностями мы все-таки продвигались к цели.

Сегодня, после завершения проекта Георгия Делиева (с помощью платформы NA-STARTE удалось собрать рекордные для Украины 4 миллиона гривен на съемки фильма «Одесский подкидыш»), я могу с гордостью сказать, что мой проект оказался удачным.

– Какие ошибки допустили вначале, с какими трудностями столкнулись?

– На первоначальном этапе было допущено колоссально много ошибок! Если бы тогда, три года назад, был такой умный, как сейчас, то сэкономил бы, как минимум, массу времени. Но вместе с тем наши ошибки – это все жизненный опыт, а за него приходится платить. Не деньгами, потому что деньги – это всего лишь инструмент, а самым ценным в жизни – временем.

Мы за свой опыт достаточно много заплатили: понадобилось три года, чтобы я мог с гордостью рассказывать о своем детище. Если бы мы общались два года назад, то я бы вам говорил о мифической вещи – о своей идее, которую, может быть, получится реализовать. А сегодня я говорю: мы закончили проект на 4 миллиона, единственный в Украине. И лично я не вкладывал туда деньги, не дорисовывал цифры: люди действительно сами скинулись, и мы собрали такую сумму.

Конечно, за то, что у нас все получилось, стоит отдать должное и Георгию Делиеву. Он просто молодец, действительно – уникальный, харизматичный человек, личность с большой буквы. В нашей стране, к сожалению, очень мало таких людей; если бы их было больше, то,  уверен, и кино в нашей стране было бы другое. Больше бы снимали, больше было бы инициатив, и Украина как-то двигалась бы в этом направлении.

–  Идея волонтерства у нас в стране уже прижилась и позволяет привлекать значительные средства для оказания помощи больным детям, раненым бойцам или обеспечивать необходимым нашу армию… Но это все ситуации экстремальные, вызывающие сочувствие. А на каких принципах работает краудфандинг и насколько сложно в Украине привлекать коллективные средства для реализации чужих, по сути, проектов?  

– У наших людей действительно существует колоссальный стопор относительно того, чтобы давать деньги на чужие проекты. Некоторые просто не верят, что это не очередная попытка их обмануть и нажиться, другие просто не понимают, почему должны давать деньги на чьи-то идеи. Но тем не менее должен сказать, что печальные события 2014 года серьезно изменили отношение наших людей к тому, чтобы перевести деньги на что-либо.

Благодаря волонтерам, которые постоянно собирали деньги на помощь армии и военным, в определенный момент это превратилось в настоящий бум. И, честно сказать, то, что в сознании наших сограждан произошли изменения, очень помогло нам. Потому что объяснить кому-то в 2013 году, что значит перебросить деньги через PayPal, было просто невозможно. Зато в 2015 году уже каждый подросток знал, что если у тебя есть карта «Приватбанка», ты  можешь перебросить деньги на что угодно. Это был действительно большой скачок для нашей страны, хотя и вызванный, увы, такими печальными событиями.

 

– Бывает ли, что к вам приходят люди с безумными идеями, и вам приходится долго их убеждать, что данный проект нежизнеспособен?

– О да, к нам приходят очень разные и своеобразные личности. Есть и такие, что боятся  разместить у нас свой проект, потому что, мол, украдут идею. У меня был с десяток таких встреч, когда я объяснял людям, что мне не нужен их проект, что это просто платформа, которая может им помочь, но все бесполезно. И это при том, что зачастую они приходят с голой идеей: нет ни бета-версии, ни презентации, ни образца, хоть чего-то, что можно было  бы пощупать и посмотреть.

Однажды ко мне пришел знакомый и заявил, что ему нужно 100 тысяч долларов. Как говорится, начало мне уже понравилось. А дальше он рассказал, что у него есть уникальный алгоритм: как сделать электронное расписание во всех институтах, школах, детских садиках и любых учреждениях Украины.

Я сразу понял, что он предлагает глупость, потому что, пока в нашей стране у каждого декана, лаборанта и т.д. не будет компьютера и он не будет знать, как у куда можно вносить данные, электронную систему Украины создать невозможно. Мне пришлось корректно объяснить, что этот проект неосуществим.

Поначалу к нам приходили даже аферисты. Припоминаю один из первых наших проектов, когда девушка просила помочь организовать выставку своих картин. Она была очень убедительна: показывала на планшете фото картин, принесла смету на аренду зала и кейтеринг, но в итоге оказалось, что она не собирается ничего устраивать, просто хотела прикарманить деньги…

– Можете ли вы сказать, что украинская краудфандинговая платформа NA-STARTE позитивно влияет на становление и развитие бизнеса в Украине? И каков этот бизнес в основном – малый, средний, крупный? Социально значимый или просто отвечающий житейским потребностям какой-то группы наших сограждан?

– Конечно, наша платформа – не социальная, и я это прекрасно понимаю. Она помогает в развитии бизнеса, самых различных его направлений. Например, к нам обратился парень из Кировограда Роман Скороход, которому необходимо было собрать 25 тысяч гривен, не такие большие деньги, на создание 3D-принтера. Меня поразило, что он пришел не просто с мифической идеей, а уже сделал опытный образец, потратил на это деньги и время, значит, он, как и мы, «болеет» тем, чем занимается. Мы ему помогли, и сейчас есть уже десятки людей, которые хотят купить у Романа его 3D-принтер. Я уверен, что в нашей стране тысячи таких же талантливых ребят с прекрасными идеями, которым просто никто не помогает развиваться. А наша платформа – это как раз тот инструмент, который может помочь талантливым, инициативным людям воплотить их идею в жизнь и заработать на этом.

– Научил ли вас бизнес не только зарабатывать деньги, но и тратить их рационально, с умом? И на что потратили бы неожиданно свалившийся миллион?

– В этом вопросе я все еще делаю массу ошибок. Трачу деньги плохо, точнее, трачу быстро, а потом мне становится плохо от того, что их запасы нужно восполнять опять и опять. Ведь денег не хватает всегда. Обычно людям хочется чего-то большего, и это нормальное человеческое желание. Каждому есть к чему стремиться. Так что могу сказать, что трачу деньги я пока плохо. Единственный человек, кто в нашей семье четко следит за тратами, – это моя жена, она всегда что-то откладывает про запас, за что я ей очень благодарен.

А насчет миллиона – не знаю, часть точно отдал бы на какие-то проекты, а остальное положил бы, наверное, на депозит.

– Кто вас поддерживает в вашей деятельности, в ваших начинаниях?

– В первую очередь – семья. Знаете, в юношестве родители говорили мне, что твои друзья –  это, прежде всего, родители, твоя семья. Я, естественно, тогда в это не верил, считал, что у меня есть куча друзей, подруг, и все – самые лучшие, настоящие. Но сегодня в свои 32 понимаю, что родители были правы: у меня нет никого ближе матери, отца, жены и ребенка.  Есть знакомые, приятели, товарищи – близкие и не очень, но в слово «друг» я вкладываю куда больший смысл, и мой настоящий друг – это жена, которая со мной всегда – и в радости,  и в печали.

– У вас подрастает дочь. Воспитываете ее по тому же принципу, по какому воспитывали вас?

– Нет, у меня с ней совсем другой стиль воспитания. Во-первых, потому что она девочка и так строго обходиться с ней, как с мальчишкой, нельзя. Я в детстве иногда получал по мягкому месту, и хотя это было по заслугам, все же для себя решил, что на своего ребенка руку никогда поднимать не буду. Воспитываю ее словом и личным примером, общаюсь, внушаю то, что считаю сегодня правильным… Вообще она у нас умничка. В свои шесть с половиной лет она много тренируется, много занимается, у нее каждый час расписан. Может быть, с какой-то стороны это неправильно, ведь я как бы лишаю ее детства, но сегодня такое время, что нужно дать ребенку возможность впитать как можно больше информации, чтобы потом ему было легче в жизни. Я стараюсь уделить дочери побольше времени, потому что понимаю, что сейчас еще могу вложить что-то в ее ум и душу, а когда ей исполнится 15, это будет куда сложнее сделать. В подростковом возрасте у нее уже будет свое мнение, свои взгляды, свои «хочу – не хочу». А сегодня она впитывает все, как губка, и я стараюсь вложить в нее максимум хорошего. Хотя в то же время понимаю, что все равно мой ребенок должен сам многое понять и сам пройти через какие-то ситуации, чтобы получить свои жизненные уроки. По-другому не взрослеют и личностями не становятся…

– В чем вы черпаете вдохновение? Откуда берутся идеи и желание их реализовать?

– Вдохновение я черпаю в чем угодно. Могу посмотреть в небо, и какая-то идея приходит в голову. Мне для этого не нужно ездить за границу, медитировать и тому подобное. Я очень эмоциональный человек, и мне достаточно проснуться утром в хорошем настроении для того, чтобы родилась какая-то креативная мысль. Но, как по мне, появление идеи – это только первый маленький шажок, потом важно все время о ней думать. Когда ты думаешь постоянно о своей задумке, то она обрастает какими-то нюансами, возникают косвенные и прямые вопросы, на которые ты ищешь ответы. И только пройдя весь этот путь, она превращается в четко очерченную цель.

– Каким профессиональным достижением вы бы могли сегодня гордиться?

– Не знаю, чем я горжусь. Я не настолько самовлюбленный человек, чтобы сказать, что я добился чего-то нереального или невозможного. Ничего такого, в моем понимании, я пока не сделал...

– В чем вообще, по-вашему, секрет жизненного успеха? Что нужно для его достижения: внутренний стимул, характер или благоприятные внешние обстоятельства? 

– Чтобы сегодня чего-то достичь, в первую очередь нужен труд. Все остальное: деньги, связи – второстепенны. Без труда ни деньги, ни связи не работают. Нужно круглосуточно трудиться, и днем, и ночью «болеть» своей работой. С годами я убедился, что мне должно нравиться то, чем я занимаюсь, моя работа должна меня вдохновлять. Чтобы, просыпаясь  утром, хотелось побыстрее заняться тем делом, которое ты выбрал. И обязательно нужно верить в себя и свою идею. С платформой NA-STARTE у меня часто опускались руки, но все равно я настолько был предан этой идее, что где-то внутри, в сердце всегда верил: все у нас получится. И ведь получилось!

Беседовала Анна Карцовник

Источник: http://odessamedia.net/news/igor-vasilkovskii-Chtobi-chego-to-dostich-v-jizni-nujno-mnogo-truditsya-i-verit-v-sebya/

Рассказать

Читайте также