Конец черноморского «Шанхая»: как природа забирает у бизнеса берег

02.11.2016 13:37
489

Неподалеку от пляжа «Радужный» в городе Черноморске (бывший Ильичевск) уже второй год можно наблюдать жутковатое зрелище: десятки домиков, которые здесь называют куренями, сползают в море, а неподалеку вот-вот рухнет с обрыва целая улица Морская. Корреспондент Колокола прогулялся вдоль берега с местными жителями и воочию убедился в том, на что способна сила природы.

У самого Черного моря…

В поход к побережью мы отправляемся втроем – с местной жительницей Алиной и ее сыном Игорем. Черноморск – город опрятный и небольшой, из одного конца в другой можно дойти не очень быстрым шагом за полчаса. Прибранные улицы, советские и современные высотки, магазинчики и многочисленные кафешки – все это аккуратное, но нередко безвкусное: здешние застройщики, похоже, неравнодушны к псевдоантичному стилю и скульптурам в виде орлов.

Улица Морская тянется вдоль кромки высокого обрыва. Здесь еще недавно была закрытая территория - забор стоит до сих пор, вот только калитка уже открыта настежь. И вроде бы ничто не предвещает беды: одно- и двухэтажные домики, пластиковые окна, спутниковые антенны, добротные заборы, выложенные плиткой задние дворы… Только немного сворачиваешь вдоль узкой дороги – и упираешься в воздух. Подходишь к кромке асфальта и осторожно заглядываешь вниз – там лежит, треснув посредине, тротуар. Еще недавно он был здесь, наверху, а теперь лежит на дне обрыва, метрах в 10-15. Чуть поодаль рычит экскаватор, разравнивая завалы земли, правда, не совсем ясно, есть ли у тех, кто его туда отправил, сколь-нибудь четкий план действий.

2016-10-29-2245

2016-10-29-2246

2016-10-29-2247

А вот зрелище ближайшего двора, который сзади казался таким аккуратным, впечатляет: двор пошел трещинами, а флигель рядом с домом перекосился, словно в раздумьях, завалившись на одну сторону. Его падение – вопрос времени. Остальные дома, которые тянутся вправо – не лучше, но к ним уже и не подойдешь, так как тротуара больше нет, разве что через соседские дворы. Коттеджи все еще блестят черными стильными стеклопакетами и будто хвастаются выбеленными колоннами и дорогой черепицей. Здесь все еще ходят люди – видимо, охрана и хозяева, которые забирают остатки ценных вещей и материалов. Все это богатство и роскошь скоро окажутся там же, где и тротуар, и выглядит это довольно жутко.

2016-10-29-2248

Лестницы в никуда

Такая же история происходит и с «куренями» возле моря. Здесь – настоящие трущобы. Проходы между строениями настолько узкие, что даже нельзя раскинуть в стороны руки.

2016-10-29-2250

Домики тут и там, некоторые из них двух- и даже трехэтажные, местные говорят, что есть и четырех, хотя воображение отказывается представить эти сооружения, ширина которых – в лучшем случае два метра. Здесь есть все: и декоративная штукатурка, и витиеватые решетки на окнах, и предупреждающие надписи: «Возле куреней не сорить и не шуметь».

2016-10-29-2259

С первого взгляда, опять же, не замечаешь «подвох». И только потом понимаешь, что решетки вывернуты вместе с окнами и держатся на добром слове. Двери перекошены, плитка вздыбилась, а асфальт рвется буквально на глазах, лестницы же порой просто уходят в воздух или зависают прямо над морем.

2016-10-29-2254

Мы осторожно пробираемся вдоль переулочков – здесь даже есть таблички с названиями так называемых улиц и переулков: «Переулок Кефальный», например. Куски труб, провалившиеся ступеньки, над головами – балкончики, которые пока еще держатся.

2016-10-29-2257

Спускаемся по уцелевшей лестнице вниз, Алина машинально берется рукой за балку, которая поддерживает мансарду домика над морем – балка двигается вслед за ней, так как давно оторвана. Мансарда держится каким-то чудом.

«Настоящий паркур», - радуется Игорь.

Немного отойдя к морю, где безопасно, достаем термос и бутерброды. Тут же появляются кошки, некоторые из них согласны есть даже хлеб, другие же не искушаются даже салом. Позже мы находим миски с едой для животных – вероятно, их кормят хозяева домиков.

2016-10-29-2292

«Лет 20-25 назад здесь были деревянные домики. Лодки, катера, сети, рыбаки. Потом начали строить эллинги – якобы для лодок. А потом началось. Эллинги превратились в мини-гостиницы, которые мы называем «куренями». Здесь летом – муравейник. Местные сюда на пляж не ходят, это же кошмар. Не представляю, как тут можно было отдохнуть, стены же вон – чуть не из воздуха сделаны. Еще даже этим летом здесь сдавали некоторые курени, люди были. Некоторые еще целые, которые в третьем-четвертом ряду. А в первом-втором – уже все», - рассказывает Алина.

2016-10-29-2262

2016-10-29-2258

2016-10-29-2263

2016-10-29-2270

С интересом отмечаем, что мы здесь не одни – то там, то тут видны группки людей, которые явно приходят посмотреть и пофотографировать уходящие в воду дома. Зрелище действительно впечатляет. Осторожно придерживаясь за железные прутья, мы пробираемся в один такой номер. Здесь все обложено плиткой, которая уже вздыбилась на полу. Она была уложена на слой цемента толщиной сантиметра три, а он залит прямо на песок. В покосившемся пластиковом окне дрожат обломки бежевых жалюзи. На стене – остатки плафона, дальше – узенькие каморки, где, видимо, были душ и туалет. Потолок оббит дешевой вагонкой, причем высота всей комнатушки не достигает и двух метров. Все ценное отсюда успели забрать, а под ногами, вместо нескольких метров песка, за которым – синие волны, - валуны и искореженные железные опоры, покрытые ржавчиной. И – сразу же волны, которые с такой силой бьют о пороги куреней, что иногда из-за эха их звук похож на выстрел.

2016-10-29-2283

2016-10-29-2282

2016-10-29-2280

«Вера» и «оптимизм»

«Сложно сказать, почему так случилось, ведь столько лет все было хорошо. Хозяева ругают власть и даже пытаются судиться, заявляя, что вовремя не укрепили берег и неправильно обустроили насосную станцию Другие винят сильные северо-западные ветра, которые сдули песок, защищавший домики от моря. Третьи говорят, что всему виной – работы в порту, которые немного изменили течение. В общем, как бы там ни было, этому «шанхаю» приходит конец. Я как-то разговаривала с одним хозяином, который здесь ходил и чуть не плакал. Спрашиваю, мол, как же вы строили на песке и не думали, что с морем шутки плохи. Он ответил, что был уверен в прочности постройки и планировал передать ее сыну. Кажется, он так меня и не понял», - говорит Алина.

Мы тоже натыкаемся на семейную пару. Мужчина открыл ключом замок, который запирал пустую площадку возле моря. Вместе с женщиной они зашли на площадку и принялись что- то проверять. Вообще замков – больших и маленьких – здесь очень много. Что они могут защитить от мародеров, если двери и калитки, которые они запирают, легче просто отодвинуть, чем возиться с замком, сказать сложно.

2016-10-29-2278

«С хозяевами лучше не встречаться. Они злятся, думают, что ходим, чтоб позлорадствовать», - предупреждает наша спутница.

Еще в прошлом году многие пытались спешно продать свои «курени», уверяя, что все документы в порядке, а домики стоят далеко от зоны бедствия. Надписи: «Продам», - все еще красуются на некоторых стенах, однако шансов на продажу у них уже нет. Эллинги, превратившиеся в нелегальные гостиницы, приносившие хозяевам неплохие доходы, действительно довольно часто имеют разрешительные документы, полученные за довольно крупные взятки в свое время. Теперь виновных в этом нет, как нет и шансов на возмещение ущерба.

2016-10-29-2286

2016-10-29-2294

2016-10-29-2261

2016-10-29-2272

Впрочем, местный бизнес-бомонд настроен оптимистично. На обратном пути, пройдя мимо яхт-клуба, мы видим масштабные строительства. Здесь вовсю возводят гостиничный многоэтажный комплекс – в нескольких сотнях метров от падающих в море «куреней» и традиционно – почти у кромки моря.

2016-10-29-2290

2016-10-29-2298

Напомним, одесские геологи уже давно скептически смотрят на аналогичные стройки возле берегов Одессы. В этом году природа лишь немного напомнила о себе в Аркадии относительно небольшим оползнем, который с трудом удалось приостановить. Что будет дальше, прогнозировать сложно, но с оптимизмом смотрят на высотки у морских обрывов только их хозяева. И, возможно, те, кто в будущем собирается купить в них квартиры, надеясь на милость изменчивой природы.

Арина Вегель

Читайте также:

Оползень в одесской Аркадии ликвидируют за деньги инвестора

Рассказать

  • OD 482

    вот вообще их не жаль!) а даже радостно на душе.

Читайте также