«Ориентирование по кладбищу»: исчезающий след одесских художников

03.08.2016 10:26
464

«Рейд по кладбищу» — так шутливо окрестил встречу с корреспондентом Колокола на Втором христианском кладбище организатор проекта «Художественный некрополь Одессы» краевед Сергей Седых. Совершать подобные «рейды» сквозь заросли сорняков и фиксировать на электронной карте затерянные в них могилы ему не впервой.

Проект «Художественный некрополь Одессы» посвящен сохранению памяти о выдающихся одесских художниках. Он состоит из трех частей, которые автор идеи кратко именует: поисковой, информационной и сберегающей. Найденные могилы,  с течением лет ставшие безымянными, обрезанные секатором ветви на очередном субботнике, обратная связь в виде звонка от пожилой вдовы одесского художника с просьбой проложить с ней путь к его могиле в виде карты художественного некрополя, которым может воспользоваться любой желающий – все это плоды совместной работы команды проекта: работников Одесского художественного музея, краеведов и волонтеров.


Ориентирование по кладбищу: в поисках безымянных могил

Мы подошли к одному из условных квадратов 17-ого участка.

«Сможете найти?» - Сергей Седых протянул мне черно-белое фото семнадцатилетней давности и указал на высокий надгробный памятник.

Снимок, принадлежащий известному одесскому краеведу и фотохудожнику Сергею Калмыкову, служил основным ориентиром  в поисках могилы художника Александра Абрамовича Кипена (писатель, художник-любитель, учредитель Художественного общества им. К.К. Костанди).

Фото краеведа С. Калмыкова, надгробие Александра Кипена в 90-е 

Калмыковым также были даны ориентиры: предположительно 20 шагов от могилы Огренича - могила художника Гершенфельда. Но этого на деле оказалось недостаточным, потому как было сложно обнаружить  какие-либо признаки нужной могилы.

Сергей Седых на субботнике

«Обратите внимание на линейную перспективу на снимке и детали. Видите, какая форма ограды у соседней могилы, теперь сверьте с этой, не правда ли одно «лицо»?» - Сергей имеет в виду ограду, установленную перпендикулярно к каменной плите, видимо когда-то служившей основанием для памятника Кипена.

Надгробие до нас в 21-й век так и не дошло,  сейчас же на его месте  другое захоронение. В память о художнике организаторы проекта планируют установить крест.

«Сегодня краеведы предоставляют нам немало информации о местах захоронения художников Одессы, но многие из них вы уже не найдете», - говорит Сергей.

Затем с осторожностью начинает разговор о планируемых  совместно с волонтерами поисковых работах.

«Понимаете, некоторые могут двусмысленно воспринять нашу инициативу, например, как квест,  я бы не называл  это так, по форме – да, по смыслу – нет», - отмечает он.

«Ориентирование по кладбищу», - именуем с попутчиком мероприятие во избежание искажения его смысла и приравнивания к игре. Объектом внимания в «день ориентирования» будут могилы художников, о которых есть какие-либо сведения, но которые пока не пополнили список захоронений на карте Художественного некрополя.  Например, пока не сумели найти захоронения мастеров живописи Амвросия Ждаха, Аристарха Кобцева, Василия Нестерова. Подсобными средствами будут  карта Художественного некрополя, некоторые данные по квадрату и участку исследуемых могил и ранние фотографии памятников.

Найти памятники сложно и потому, что данные краеведов нередко оказываются бесполезными из-за «размытых» внутренних границ кладбища.

«Указателей на кладбище очень мало. Границы не везде проставлены. Поэтому во время каждой нашей вылазки стараемся запечатлеть не столько то, как хорошо мы убрали, что было до и стало после, сколько то, что находится в округе. Вплоть до того, что прощелкиваем весь путь и ориентиры. Потому что, если получилось найти могилу один раз, то не факт, что у вас получится во второй», - отмечает Сергей.

Карта художественного некрополя как инструмент увековечивания

Сергей Седых пару раз сбивается с пути, но, припомнив собственные же ориентиры, снова находит дорогу к могиле Кириака Костанди и Тита Дворникова. Без путеводителя не обходится, и мы обращаемся к электронной карте художественного некрополя. Она разбита на участки кладбища, по каждому из них можно посмотреть – кто на нем захоронен. Но предпочитаем воспользоваться алфавитным указателем. Местоположение могил художников прописаны по ориентирам, прикреплены фотографии надгробий, что для гостей тоже служит неплохим ориентиром.

«Суть нашего проекта не просто найти могилы и подтвердить их существование, а нанести на карту, чтобы любой желающий мог просто взять и пойти вне зависимости от того, собираемся ли туда мы. Хотя Второму христианскому далеко от Лычаковского, экскурсии тут тоже ведутся.  Но основная их тема - «бандитская Одесса». Если будут желающие получить экскурсионный маршрут по художественному некрополю города, то мы, по крайней мере, его для них разработаем», - рассказывает Сергей Седых в перерывах между погружением в карту и оценкой местности.

При обсуждении увековечивания часто идет речь о памятниках. Но не менее важную роль в увековечивании памяти о художниках Одессы, вероятно, сможет сыграть и электронная карта-путеводитель по художественному некрополю. Наверное, такой логикой руководствовалась и вдова художника-шестидесятника Александра Огоноченко, обратившись с  личной просьбой к организаторам проекта.

«Это пожилая, одинокая женщина, в 80-е годы похоронившая своего супруга. Вследствие слабого здоровья и сложных жизненных обстоятельств продолжительное время не навещала его могилу. Наше знакомство началось с телефонного разговора, она раздобыла рабочий телефон художественного музея и позвонила с просьбой пройти с ней к могиле супруга, чтобы отметить ее местоположение на карте. Но перед тем, как связаться с нами, она несколько раз в сопровождении молодой попутчицы проделывала маршрут к могиле мужа. Наверное, хотела первая его найти, а уже потом показать нам. Был один ориентир – линии электропередач. Она вывела нас на абсолютно чистую полянку, указала на нее и сказала «Вот тут похоронен мой муж», - рассказывает Сергей по пути.

Местоположение полянки указали на карте, сейчас там стоит деревянный крест, сделали табличку с фотографией художника, планируют  установить оградку. Уже ради этого случая, ради этого эффекта обратной связи стоило создавать этот проект, отмечает Сергей Седых.

В субботний день

Такие две функции проекта, как поиск и фиксация захоронений, были бы  малоэффективны, не будь третьей составляющей - ухода, способствующего продолжительности жизни надгробий.

«Не хочется организовывать коммунистический субботник и тягать брёвна. У людей должно быть какое-то внутренне душевное состояние. Насильно они это не сделают. Если мы будем ориентироваться на то, что должны быть дальние родственники художников, есть студенты художественной школы Костанди, и они все обязаны, то мы ни к чему не придем», - отмечает Сергей Седых.

Всего за год удалось провести три субботника. Его участниками, как правило, были  работники Одесского художественного музея и Воронцовского дворца, краеведы, волонтеры и ученики художественной школы им. К.К. Костанди.  «Если я каждого подведу к могиле, надо будет уже и уходить. Тут достаточно и пары умелых рук», - проговаривает Сергей, обрезая секатором ветки, нависшие над памятником.

 

Могила К. Костанди до первого субботника и во время "рейда" по кладбищу

Работа на субботниках обычно распределяется: кто-то координирует,  то-то ищет нужную могилу, кто-то обрезает ветви секатором, кто-то очищает участок от зарослей, кто-то вырубает проход к могилам.

«Дивные кусты растут с дикой скоростью, мы, отлично зная, где находится могила Костанди,  в таких кустах и зарослях не могли его найти. В течение 40 минут искали могилу Буковецкого, ходили кругами, хотя находится на Центральной алее. А Пушкин-то что говорил: «не зарастет народная тропа», - отмечает Сергей.

Кстати, в планах у Сергея собрать необходимое количество средств и забетонировать тропинки, которые  «не должны зарастать». Мысль о создании фонда его не вдохновляет:

«Успею убрать 10 могил, пока буду заниматься фондом».

Как отмечает Сергей, сегодня достаточно площадок, на которых можно собрать средства, а желающие подключиться – и сами отзовутся.

Могила Евгения Буковецкого (до первого субботника)

Но это пока зачатки новой идеи, нечетко очерченные планы Сергея Седых, который навис над зарослями сорняков и ловко их выпалывает. В какой-то момент он остановился, поднял взгляд и бодро и неожиданно отчеканил: «Можно надорваться и убрать все могилы за день. Но самое сложное в нашей жизни это не создать что-то, а сохранить. Воспитать людей, которые готовы прийти сюда без нас – вот что главное».

Диана Манучарян

Рассказать

Читайте также