КАКАХА: «Мы не хотим, чтобы нам было 10 лет. Пускай нам вечно будет два годика» (18+)

29.02.2016 18:05
Александр Лоскутов
1 289

Участники одесской эксцентричной группы КАКАХА рассказали о происхождении самой группы и её названия, о своих поездках на зарубежные фестивали, о том, что такое авангард, чего они боятся и чем восхищаются, и в каком состоянии находится нынешняя одесская музыкальная сцена.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Интервью содержит ругательства, нецензурную лексику и специфический юмор. Одумайтесь, если ваша психика чересчур нежнá. 

Итак, с чего всё началось?

Серёжа: История нашей группы началась ещё в далеком 2003 году. Я тогда только как два месяца переехал в Одессу и старался как-то ассимилироваться в жизни большого города. Правда, на тот момент я уже занимался музыкой — писал несложные песни и тексты под заказ. И, как раз, в то рождество на меня вышли американцы. После коротких переговоров обрисовали ситуацию, что в октябре–ноябре 2004 г. стартует массовый грандиозный флешмоб в центре Киева. Моей задачей было написать парочку несложных хитов, которые бы обрисовывали общую революционную идею. В очень короткий срок я написал две... а, нет... три композиции на моём родном молдавском: «Данко циста флаутарэ», «Бим фладен пердути» и «Насым кур!» (эти песни вышли потом на сборнике молдавских песен «Дым клыбучий алб дэ фум, 2007»). Которые были не очень удачно переведены на украинский и впоследствии озвучены группой «Гринджолы». Связь же с американцами мне обеспечивал переводчик, ставший в будущем бессменным басистом нашей группы — Миша. Сразу после выполнения заказа, я получил солидную сумму денег и пообщался на творческую тему с Мишкой. Оказалось, что он закончил музыкальную школу по классу спортивного свистка. Это потом и позволило ему овладеть в полной мере навыками бас-гитариста.

каха 5

Серёжа

Миша: Ну, знаешь, главное же знать основы.

А с Катей как познакомились?

Катя: На дискотеке...

Миша: В Беляевке. (смеются)

Маша: Все дороги ведут в Беляевку.

Серёжа: Мы с Мишей пришли снимать туда... парней.

Миша: А Катя сняла нас.

Серёжа: Да, в итоге она стала нашим продюсером.

Хорошо, а как вы встретились с Машей?

Серёжа: А история знакомства с Машей носит, скорее, драматический характер. В 2007 году меня серьёзно побили хулиганы. Это было время мэрствования Гурвица, когда в Одессу массово съезжался чеченский криминал. И вот на одну из таких банд, под предводительством вора в законе Кахи Белуидзе, я и имел счастье попасть. В больнице мне оперативно наложили 5 швов и, на мою удачу, милиция быстро включилась в дело. Уже на следующий день было задержано несколько особ, причастных к моему избиению. Одной из которых оказалась Маша.

Милиция открыла уголовные дела по 299 ст. Уголовного Кодекса Украины (жестокое обращение с животными — от авт.). Но после того, как Каха выплатил мне отступные, я забрал своё заявление. Многим позже у меня сложились прекрасные отношения с Машей, а в честь Кахи Белуидзе я назвал свою группу. Кстати, эта история послужила поводом к написанию песен «Голый пристав».

какаха 33

Маша

Забрали у меня один из вопросов.

Миша: Ну, извини.

Тогда почему группа называется «КАКАХА»?

Серёжа: А потому что Маша заикалась тогда.

А как к вам относятся международные фестивали?

Никак, основное поле нашей деятельности — украинские фолк-фестивали. Вот уже почти пять лет мы ежегодно выступаем на фестивале «Червона Рута», также нас жалуют на «Таврійських іграх», «Шешорах», «Захід-фест», «Ненько моя Україна» (что проходит под Сумами). Что касается конкретно Польши, то мы ни разу не выступали в Люблине, Вроцлаве и Познане, а в Кракове, Кельцах и Пиле — не выступали даже по два раза. Также никогда ноги нашей не было в Молдове, ни на одном из молдавских фестивалей.

2

Катя: Да, и там мы не ночевали на вокзале. И не ждали пересадки. И не видели, как мужик ходил по залу ожидания и кричал «Охрана Ебана».

Что это значит с польского?

Миша: Мы думаем, что это название нашей группы на польском.

А чего вы боитесь?

Серёжа: Когда в маршрутке прижимаются посторонние люди.

А вы?

Маша: Красных глаз.

Серёжа: На фотографиях в смысле, когда получаются?

Катя: Нет, Маша говорит про красные глаза фанатов.

Миша: А я боюсь, когда люди пожимают плечами, когда их что-то спрашиваешь. Есть у меня на работе один мужик, так он постоянно так делает. Я думаю, что он серийный убийца какой-то. Эй, кстати, а он тоже будет читать это интервью?

какаха 44

Миша

Какая символика у ваших костюмов?

Сёрежа: Нацистская. Мы все Майн...

Катя: ...Крафт играли.

Если ваши мелодии обратно прокрутить, то можно услышать речи Адольфа Гитлера?

Миша: У нас если название сложить по правилу Фибоначчи, то свастика выйдет. Поэтому мы тоже так назвались. Одна из версий.

Серёжа: А если поменять местами буквы, получится «Бей евреев». (смеются)

Какие ваши любимые культурные герои?

Катя: Виктор Мазур.

Маша: Росомаха.

Серёжа: Эротический персонаж какой-то.

Миша: Микки Маус.

А это не связано с тем, что Дисней разделял идеи фашизма и сам известен, как тот ещё расист?

Миша: Я просто вчера гифку видел из чёрно-белого мультика про Микки Мауса, где на заводе, где делают сыр, и Микки Маус там писькой делает дырки в сыре.

Как вы определили бы свой жанр?

Серёжа: Сёрф.

Миша: С элементами метала ненавязчивого, стоунера, прогрессива, минимала.

А джаз?

Миша: Та джаз... Мы пытались играть фьюнерал джаз, но...

Маша: В детском саду не понравилось.

Серёжа: И в колонии тоже наваляли.

Миша: Но во взрослой колонии в тебя не будут бросать горшками с говном. Это же взрослые люди.

Серёжа: Мы то думали, что в тюрьмах всё серьёзно. Нифига. Детский сад.

Есть ли у вас конкуренты в вашем жанре?

Катя: В нашей весовой категории у нас нет конкурентов.

Mock_up

А бывало, что вас не пускали на ваши собственные выступления? Или выгоняли с них?

Маша: Ну, было, да.

Сёрежа: Cooper Burger, например.

Миша: Да нет, мы же там три песни сыграли. А ещё в Москве.

В кинотеатре, что ли?

Миша: Нет, в городе. Но им денег не хватило.

Катя: И мы уехали в Польшу.

А сколько лет вашей группе?

Серёжа: Два года.

Миша: Смотря, от какого Христа отсчитывать.

Серёжа: Мы до двух дошли и всё. Потом идёт три, а потом опять два.

Маша: И каждый концерт юбилейный.

Катя: Нам просто нравится быть молодой перспективной группой.

какаха 22

Катя

Серёжа: Да, а то есть группы «нам-вот-9-лет». Мы не хотим, чтобы нам было 10 лет. Пускай нам вечно будет два годика.

Кто вам придумывает тексты?

Миша: Элтон Сергей.

Кто?

Серёжа: Это мое прозвище, потому что я целовался с охранником усатым в «Шеде».

А почему с усатым?

Серёжа: Потому что он уссался от счастья. 

1

А кто ваш продюсер, напомните?

Серёжа: Катя.

Катя: Говорили же.

А откуда у неё средства?

Серёжа: Пиздюлина — её средства.

Это правда, что у вас инструменты сделаны из хлама?

Серёжа: Ну, извините, какие есть. Нам средств не хватило, чтобы купить нормальные.

Так это было не осуждение, а вопрос?

Серёжа: А, так ты имеешь в виду эти инструменты? А то я думал, что ты про Мишину бас-гитару.

Миша: Кто-то ходит по выходным на староконку, а мы и туда не ходим. Побираемся по свалкам. И Кирилл (Кирилл Максименко — одесский скульптор известен по памятнику Стиву Джобсу «Спасибо, Стив» — от авт.), он собрал для нас инструменты. А ещё клип у нас скоро будет.

Как вы относитесь к тому, что роботы могут покорить цивилизацию? 

Серёжа: Отлично.

Миша: Так это мы и есть.

Что?

Миша: Какой вопрос был?

Катя: Роботы уже покорили цивилизацию, мне кажется.

Миша: В общем, мы пытаемся им как-то противостоять. Мы используем...

Серёжа: ...силу молитвы.

Маша: Распилили робота — сделали инструменты. А сами говорим: «На свалке, на свалке».

Миша: Как обычно, наврали.

3

Вы не думали делать совместный трек с гугл-войсом?

Катя: А у нас уже есть. Даже несколько.

Миша: Лучше надо готовиться к интервью.

Серёжа: Он не сильно известный. Мы написали это для нашей любимой девочки-полячки на её день рождения. «Магдалена» называется. И там он говорит «С днём рождения, Магдалена» на разных языках.

Миша: А ещё мы репетируем в подвале с Нелли Фуртадо.

Я думаю, что читатели уже не помнят, кто она такая.

Миша: Зато мы молодая группа.

Какими бы вы треками пытали в тюрьме Гуантанамо?

Миша: А их пытают там музыкой? А какими треками: нашими или украинскими?

Серёжа: Я бы нашими пытал.

Маша: Можно телефонными гудками пытать.

Миша: Или тишиной.

Серёжа: Да, мы вчера смотрели «Чёрное зеркало». Третий сезон. У них была нулевая серия. Получается, они два сезона сняли и у них бюджет закончился...

Маша: Ну всёёё...

Миша: Так ты с первого начинай. Чего ты с третьего? (обращается к автору). У тебя там памяти много? (показывает на диктофон). Расскажи-расскажи.

Что бы вы назвали авангардной музыкой?

Серёжа: Поплавского. Это как Пахом у россиян, а у нас Поплавский. Только он в «экстрасенсах» ещё не снимался.

Маша: Ой, я как-то ехала в электричке и там двухчасовой концерт Поплавского крутили три раза по кругу. И я ещё сидела под самым телевизором. И громко, очень громко. У меня были наушники, и они не помогали. Шесть часов Поплавского.

5

Так вот и нашли трек для Гуантанамо. Но имеется в виду не представителя, а сам жанр как бы обозначили?

Катя: Авангард — первый ряд.

Миша: Первоохранник. Фильм с Уитни Хьюстон.

«Телохранитель» назывался. Так что с авангардом?

Серёжа: Я только про сюрреализм знаю

Катя: Да, давай. И так сойдёт.

Серёжа: Это когда ручка и пепельница встречается на гладильной доске.

У вас есть варианты?

Маша: Сыр и бойлер встречаются на гладильной доске.

Миша: И пятница.

Группа?

Миша: Нет, день недели. Никаких групп таких не знаю.

Серёжа: Мы уже, по-моему, на все вопросы ответили.

Нет, осталось ещё три.

Серёжа: Мы устали.

Нет. Если бы вы могли обозначить состояние современного искусства, какое это было слово?

Миша: Наше название.

4

А состояние одесской музыкальной сцены?

Миша: Да мы тут тебе на пару SD-карт можем наговорить.

Одно слово. От каждого. 

Катя: Лапусечки.

Маша: Чебурек.

Серёжа: Нам всё очень нравится.

Миша: Отдельную благодарность хочется сказать тем ребятам, которые говорят, что спасибо, что у нас выступили.

Серёжа: Но таких не было.

Где вы видите себя ещё через три года?

Маша: Через три года нам опять будет два года.

Серёжа: И ты опять будешь брать у нас интервью.

Миша: С теми же вопросами.

Серёжа: И ты опять забудешь включить диктофон.

Миша: Только ручку мою отдашь и возьмёшь свою. Мы вообще-то так каждый день можем давать интервью. Ты приходи.

Серёжа: А по вопросу. Вот себя я не вижу нигде. А вот ребят в... (смеются).

Маша: Вот, кстати, у нас ослик есть. Он весь вечер молчал.

Вот последний вопрос. Если бы вы закончили это интервью, то как?

Серёжа: О, как в «Бёрдмэне». (СПОЙЛЕР) Ты же смотрел: он застрелился там в конце.

кахаха1

Рассказать

Читайте также